Комментарий архитектора Петериса Блумса, специального советника Совета по латвийской культуре, памятникам и наследию

В Латвии находится множество замечательных замков и усадьб балтийской немецкой аристократии, однако, ни один из них не был построен латышами для себя. Вилла Беньямина является одним из наиболее экзотических плодов латвийской жизни между концом первой и началом второй мировой войны.

Оглядываясь назад, с большой вероятностью можно утверждать, что появление другой такой семейной виллы в то время в Латвии, и, пожалуй, во всей Балтии, было невозможно, поскольку никто не мог сравниться с Беньяминем по части материальных возможностей. Беньямин хотел жить по-царски, но не в древнелатвийском стиле, а как европейский аристократ.

Его мега-вилла периода первой Латвийской республики имела доселе невиданные особенности. В неё было вложено всё, что могли себе позволить высшие эшелоны латвийской деловой элиты того времени; а в этот период Латвия была более процветающей страной, чем, скажем, Финляндия или Норвегия.

По своим масштабам здание больше походит на городскую усадьбу, чем на приморскую резиденцию. Месторасположение здания великолепно и безошибочно подчёркивает желание владельца избежать излишней публичности. Голубая чугунная ограда, изготовленная в Париже, надёжно отделяющая красивый сад от улицы, говорит о том, что за ней – мир женщины, повелитель которой хотел жить в мире Арт Деко и современных архитектурных тенденций функционализма и, вместе с тем, не хотел полностью отказываться от романтизма Рококо.

Эта ограда, по-видимому, является ключом к формуле стиля виллы Беньямина: симбиоз изящности и ненавязчивости современной архитектуры с извечными особенностями Рококо. Дизайн и планировка дома относятся к эре модерна и к стилю Петера Беренса: просторные и светлые комнаты, функциональная планировка, тщательно продуманное расположение окон, из которых открываются прекрасные виды. Непретенциозная форма здания с облицовкой из белого мрамора обогащена излюбленными решениями модернистов - остеклением углов и полукруглыми выступами, слегка акцентированной асимметрией. Обаятельность этой мужественной архитектуре придают едва заметные женственные детали декора в стиле рококо: консоли главного карниза, балюстрады террас, балконные перила.

Поражает элегантность, с которой в этом здании сливаются два антагонистических стиля: функционализм и рококо. Это является подтверждением чувства стиля, которым владела первая леди латвийского общества.

Архитектор использовал технические средства того времени для придания зданию максимальной открытости по отношению к его окружению, адаптировал здание к естественному освещению и местным климатическим условиям. Доминантой интерьера является свет во всех вариациях: солнечный свет из окон и стеклянной крыши, обеспечивающий сияние здания изнутри; мириады комбинаций искусственного света от прямого до отражённого, что считается классическим принципом Арт Деко. Игра света видна на многоуровневых потолках, на перилах лестниц и карнизов.

Во всех помещениях чувствуется уважение, проявленное к различным эпохам и стилям мебели и представленным произведениям искусства. Интерьер Арт Деко мог бы позволить владельцу создать впечатляющую художественную галерею на огромном чердачном этаже с естественным освещением через стеклянную крышу.

Особое внимание было уделено окнам, дверям и полу. Фурнитура окон и дверей была изготовлена на известной фабрике "Yale" по чертежам фирмы "Bauhaus", все оригинальные элементы сохранились и находятся в рабочем состоянии. Каждая дверь представляет собой коллекционный экземпляр; двери изготовлены из орехового дерева высшего качества, а рисунок мозаичного паркета из натурального дерева не повторяется ни в одной из комнат.

Удивительно, как много оригинальных предметов обстановки и оборудования сохранилось: до сих пор в здании используется оригинальная электропроводка и электродвигатели, системы отопления и вентиляции. Был заменен отопительный котёл, но сохранились сантехнические приборы и украшения ванных комнат, представляющие собой раритеты Арт Деко.

Следует также упомянуть фантастический сад, в котором сохранилась оригинальная историческая планировка, структура и детали.

В Балтии нет второй такой частной резиденции, которая бы стала свидетельницей столь радикальных, порой гротескных перипетий эпохи. Ещё не успела остыть постель Эмилии Беньямини, как её спальня была занята командующим войсками Прибалтийского военного округа, который, в свою очередь, был вскоре замещён высшим нацистским офицером в Прибалтике, а его, в свою очередь, на полвека сменили лидеры советской компартии и их знатные гости со всего мира.

"Красная эра " также оставила свои следы на вилле Беньямина, например, полностью оснащённый (двумя 35-мм кинопроекторами) и прекрасно сохранившийся кинозал, созданный для советской элиты в 1970-е годы. Напротив него, предположительно, первая советская сауна с баром, с банальным, но мастерски выполненным морским пейзажем, полностью покрывающим стену подвала; лучшее из лучшего для «самых равных среди равных» своей эпохи.

Здесь гостили Михаил Горбачёв с супругой, Борис Ельцин, Ричард Никсон, шведская королевская чета и многие другие видные личности.

Понятно, что такое таинственное место не было слишком популярно в Латвии, поскольку ни один из его обитателей не жаждал популярности, напротив, этот дом всегда гарантировал своим жильцам статус инкогнито. Дом окружён легендами; он имеет особую ауру; даже после того, как его создатели удалились, он всегда притягивал сильных мира сего.

Уникальность юрмальской виллы знаменитого миллионера довоенной Латвии Беньямина состоит в судьбе её создателя и судьбах тех, кто последовал за ним, в совокупности связанных с ней фактов мировой и латвийской истории. Неординарная выдающаяся архитектура этого здания предопределила пребывание в нём судьбоносных для Балтии личностей.